"Вечно мне хочется объединить чужой завидный текст со своей реальностью..."(с) Флешмоб "Люблю читать"

Книги — это моя жизнь. В моём доме их всегда было много, я рано научилась читать, часто сбегала из реальности в придуманные миры и находила в них радость и вдохновение. С некоторых пор собираю свою библиотеку, спускаю все свободные деньги на книги, но всё ещё, к сожалению, не имею многих любимых книг в бумажном формате (а в электронном виде моя библиотека занимает уже больше сотни гигабайт, и это только текстовые файлы, не считая аудио...)
Часть книг расставлена в 2 ряда на этих полках, остальные рассредоточены по комнатам, всего их пока около пяти сотен.
Флешмобы: Вечно мне хочется объединить чужой завидный текст со своей реальностью...© Флешмоб Люблю читать

Флешмобы: Вечно мне хочется объединить чужой завидный текст со своей реальностью...© Флешмоб Люблю читать

Флешмобы: Вечно мне хочется объединить чужой завидный текст со своей реальностью...© Флешмоб Люблю читать

Флешмобы: Вечно мне хочется объединить чужой завидный текст со своей реальностью...© Флешмоб Люблю читать
Когда-то мой интерес к книгам начался со сказок и мифов, потом были произведения Т. Янссон, Р. Брэдбери, А. Грина, О. Колфера, Д. Крюса, а сейчас это множество жанров и направлений, о которых я ниже напишу.

Начну с фэнтези. Люблю Толкина, Сапковского, Макса Фрая, Геймана, Громыко. И особенно хочу выделить одну книгу этого жанра, очень близкую мне по духу — «Туманы Авалона» (М.З.Брэдли). Это альтернативная версия истории о короле Артуре.
Люблю хорошие исторические романы, типа «Столпов Земли» Кена Фоллетта.
Люблю зарубежную классику, особенно английскую (сёстры Бронте, Э.Гаскелл, Т. Харди, поэмы Китса и Теннисона), кое-что из французской, и практически не воспринимаю русскую… она, в большинстве своём, абсолютно чужда моему сознанию и восприятию.
Люблю качественную интеллектуальную прозу. В этом жанре я хочу особо выделить книги Лены Элтанг. Вязкий, тягучий язык повествования, множество аллюзий, интересные сюжетные переплетения.
Флешмобы: Вечно мне хочется объединить чужой завидный текст со своей реальностью...© Флешмоб Люблю читать

Флешмобы: Вечно мне хочется объединить чужой завидный текст со своей реальностью...© Флешмоб Люблю читать
Отдельно хочу отметить книгу, которую я открыла для себя в прошлом году, и которая теперь в числе моих любимых. «Дом, в котором...» М.Петросян
Она просто волшебная, но её нужно суметь понять.
Ещё хотелось бы сказать о том, что я очень люблю книги по истории и мифологии кельтов и скандинавов, собираю информацию по данным темам, пишу заметки.
Флешмобы: Вечно мне хочется объединить чужой завидный текст со своей реальностью...© Флешмоб Люблю читать

Флешмобы: Вечно мне хочется объединить чужой завидный текст со своей реальностью...© Флешмоб Люблю читать

Флешмобы: Вечно мне хочется объединить чужой завидный текст со своей реальностью...© Флешмоб Люблю читать
Люблю качественную литературу на тему эзотерики, например, книги К. Кастанеды, но не люблю дешевую «шизотерику».
А сейчас я читаю «Книжного вора» М. Зузака.
Флешмобы: Вечно мне хочется объединить чужой завидный текст со своей реальностью...© Флешмоб Люблю читать

5 комментариев

ЕкатеринаКостинская
Спасибо, очень интересно!
Песнь о Нибелунгах, Старшая Эдда, Грофман…
Конан Дойль у меня такой же! Потрясло введение в кельтскую филологию — прям вот помацала бы!
Ой, счас цитатну. Простите за большой объём. Но накатило, не могу молчать.

«Я увидел книги. Здесь были великолепные книги. Был Строгов с такими иллюстрациями, о каких я никогда и не слыхал. Была «Перемена мечты» с предисловием Сарагона. Был трехтомник Вальтера Минца с перепиской. Был почти весь Фолкнер, «Новая политика» Вебера, «Полюса благолепия» Игнатовой, «Неизданный Сянь Ши-куй», «История фашизма» в издании «Память человечества»… Были свежие журналы и альманахи, были карманные Лувр, Эрмитаж, Ватикан. Все было. «И тоже фонит...» – «Зато растопырочка!» – «Чушики...» Я схватил Минца, зажал два тома под мышкой и раскрыл третий. Никогда в жизни не видел полного Минца. Там были даже письма из эмиграции…

– Сколько с меня? – воззвал я.

Девицы опять уставились. Шофер подобрал губы и сел прямо.

– Что? – спросил он сипловато.

– Вы здесь хозяин? – осведомился я.

Он встал и подошел ко мне.

– Что вам надо?

– Я хочу этого Минца. Сколько с меня?

Девицы захихикали. Он молча смотрел на меня, затем снял очки.

– Вы иностранец?

– Да, я турист.

– Это самый полный Минц.

– Да я же вижу, – сказал я. – Я совсем ошалел, когда увидел.

– Я тоже, – сказал он. – Когда увидел, что вам нужно.

– Он же турист, – пискнула одна из девочек. – Он не понимает.

– Да это все без денег, – сказал шофер. – Личный фонд. В обеспечение личных потребностей.

Я оглянулся на полку с книгами.

– «Перемену мечты» вы видели? – спросил шофер.

– Да, спасибо, у меня есть.

– О Строгове я не спрашиваю. А «История фашизма»?

– Превосходное издание.

Девицы опять захихикали. Глаза у шофера выкатились.

– Бр-рысь, сопливые! – рявкнул он.

Девицы шарахнулись. Потом одна вороватым движением схватила несколько пакетов с блузками, они перебежали на другую сторону улицы и там остановились, глядя на нас.

– Р-р-растопырочки! – сказал шофер. Тонкие губы его подергивались. – Надо бросать всю эту затею. Где вы живете?

– На Второй Пригородной.

– А, в самом болоте… Пойдемте, я отвезу вам все. У меня в фургоне полный Щедрин, его я даже не выставляю, вся библиотека классики, вся «Золотая библиотека», полные «Сокровища философской мысли»…

– Включая доктора Опира?

– Сучий по́трох, – сказал шофер. – Сластолюбивый подонок. Амеба. Ну его в штаны!.. А Слия вы знаете?

– Мало, – сказал я. – Он мне не понравился. Неоиндивидуализм, как сказал бы доктор Опир.

– Доктор Опир – вонючка, – сказал шофер. – А Слий – это настоящий человек. Конечно, индивидуализм. Но он, по крайней мере, говорит то, что думает, и делает то, о чем говорит… Я вам достану Слия… Послушайте, а вот это вы видели? А это?

Он зарывался в книги по локоть. Он нежно гладил их, перелистывал, на лице его было умиление.

– А это? – говорил он. – А вот такого Сервантеса, а?

К нам подошла немолодая осанистая женщина, покопалась в консервах и брюзгливо сказала:

– Опять нет датских пикулей?.. Я же вас просила.

– Идите к черту, – сказал шофер рассеянно.

Женщина остолбенела. Лицо ее медленно налилось кровью.

– Как вы посмели? – произнесла она шипящим голосом.

Шофер, сбычившись, посмотрел на нее.

– Вы слышали, что я вам сказал? Убирайтесь отсюда!

– Вы не смеете!.. – сказала женщина. – Ваш номер?

– Мой номер девяносто три, – сказал шофер. – Девяносто три, ясно? И я на вас всех плевал! Вам ясно? У вас есть еще вопросы?

– Какое хулиганство! – сказала женщина с достоинством. Она взяла две банки консервированных лакомств, поискала на прилавке глазами и аккуратно содрала обложку с журнала «Космический человек». – Я вас запомню, девяносто третий номер! Это вам не прежние времена. – Она завернула банки в обложку. – Мы еще с вами увидимся в муниципалитете…

Я крепко взял шофера за локоть. Каменная мышца под моими пальцами обмякла.

– Наглец, – сказала дама величественно и удалилась.

Она шла по тротуару, горделиво неся красивую голову с высокой цилиндрической прической. На углу она остановилась, вскрыла одну из банок и стала аккуратно кушать, доставая розовые ломтики изящными пальцами. Я отпустил руку шофера.

– Надо стрелять, – сказал он вдруг. – Давить их надо, а не книжечки им развозить. – Он обернулся ко мне. Глаза у него были измученные. – Так отвезти вам книги?

– Да нет, – сказал я. – Куда я все это дену?

– Тогда пошел вон, – сказал шофер. – Минца взял? Вот пойди и заверни в него свои грязные подштанники.»

Стругацкие «Хищные вещи века»

моё сейчас ощущение при просмотре тут чужих библиотек. И то бы схватила, и это, но когда…
Dana
Виду знакомые и любимые «Джен Эйр», «Всадник без головы» — был у сестры, кргда я у нее гостила, зачитывалась, Куприна очень уважаю.
Интересно читать про древние народы, всё хочу поизучать про древних ариев, но пока не знаю, с чего начать
Зовутка
Согласна про книгу «Дом в котором», слушала её в аудио-версии, потрясающе.
Пашина_бабушка
«Граф Монте-Кристо» такой, как у меня, и «Три века русской поэзии»! А моего Макса Фрая не видно, он сзади стоит. А уж сколько раз перечитан… И Булгакова все упоминают — нравится нам многое одинаково. И это здорово!
Ksaria
«Дом в котором..» тоже недавно прослушала — потрясающая книга. На эту тему есть ещё Рубен Гонсалес «белое на чёрном» — поистине книга, которая переворачивает мир